МоскваЧт, 30 июня 2022
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Сортировка
Поиск
Подписывайтесь на наш Telegram-канал!

«Да не люблю я тебя! Я пошутила!». Театральный центр на Страстном

«Да не люблю я тебя! Я пошутила!» Показать полностью фото »
Рецензия студентки первого курса ГИТИСа Елизаветы Кирсановой на спектакль «Девчата» режиссера Анны Галиновой

Дикая большеглазая девочка Тося в береточке, с торчащими в разные стороны косичками, в клетчатой юбочке, большом, скрывающем хрупкие плечики пиджаке, в лакированных черных туфельках и сползающих колготках, маленькими, тоненькими ручками сжимает ветхий, разваливающийся чемодан. По заснеженным лесам проносится холодный вагон, перевозящий людей на Край Севера: женщины, поющие плачущую русскую народную песню, старушки, уставшие мужчины, дети. Все они, словно пытаясь согреться, вплотную прижались друг к другу на длинной скамейке, и покачиваясь в такт стучащих колес поезда, погрузились в сон. Остановка. Глубокая темная ночь. С шумом, собрав свои скромные пожитки, каждый уходит домой. Вот и маленькая Тося, прижав свой чемоданчик к груди бредёт в новое пристанище- крохотную комнату в женском общежитии.

На бельевой веревке от стены до стены колышутся шторки-ширмы, отделяющие комнату от общего коридора. Вдоль занавесок пять железных кроватей. Пустая, совсем маленькая, застеленная красным пледом кроватка и четыре занятые новыми соседками: всхлипывающей под пуховым одеялом, рвущей полученное письмо на мелкие кусочки Верой, что-то строгающей в руках, мечтательно вздыхающей о гармонисте Сашке Катей, недовольной горящим светом Анфисой, неторопливой, задумчивой Надей…

От волнения Тося никак не может улечься и начинает без остановки поедать конфеты, приговаривая, что в детском доме у них все было общее. Но строгое Анфискино цыканье заставляет девчонку лечь в постель. Утро — сборы на работу, женское общежитие напоминает стаю птиц:

сороки-цыганки в пестрых, цветастых платках стрекочут небывалые истории о новенькой Кислициной. Почтальон приносит письма, кто-то каркнул, что привезли колготки, и с низкого старта толкаясь и обгоняя друг друга женщины рвутся за дефицитным товаром. У Тоси сегодня первый рабочий день, она повар на участке леспромхоза «Бодровский». У Кислицинов есть только лакированные туфельки и береточка, так она и собирается выходить на заснеженную улицу, но соседка Надя, с удивлением вытращив глаза не пускает девчонку в легкой одежде и отдает ей свои запасные белые теплые валенки и меховую, пушистую шапку. Ну а теперь можно и на работу. Декорации на сцене не меняются, атмосфера иного пространства создается с помощью приглушенного холодного спящего света, актеров, беспредметно вытачивающих какие-то детали на станке, быстро перебирающих пальцами на печатной машинке, стоящей у плиты с большой кастрюлей и половником Тосей. Музыка в спектакле- живое пение актрис. Каждая песня- новая истоия, о тяжком ли труде, о разбитом девичьем сердце, предательстве, счастливой любви. Кто-то один запевает, а остальные подхватывают.

Смену отработали, а вечером…А вечером-танцы! Вот тогда-то и пригодятся Тоськины лакированные туфельки. Девушки из общежития надевают свои лучшие наряды, чтобы предстать на танцполе во всей красе, опять бегают из угла в угол и наконец, приходят в клуб. Сегодня придет Илья, первый парень на деревне. Опоздав к началу, он вальяжной походкой, играя мышцами на крепких руках, смерил всех ахающих девчонок взглядом Казановы. А Тося даже и не взглянула на него. Как же так? Все томно вздыхают, хотят с ним потанцевать, а она даже не смотрит. Тогда Илья танцует джигу, весь извивается, трясется, а Тося ему «С такими не танцую». Сказала как отрезала. У Ильи азарт- спорит на шапку, что любым способом приведет неприступную Тосю на Камчатку. И все бы сработало, да только Илья проговорился о своем плане на свидании с Анфисой. И вот полным ходом пошло сарафанное радио. И вот все общежитие галдит о злой шутке Ильи.

А Тоська то влюбилась, по настоящему влюбилась. Она ходит веселая, песенки поет, пританцовывает. Неужели ее Илюшка все время врал? Говорит, нет, что всё взаправду. Он пристально смотрит в Тосины полные еле сдерживаемых слез глаза, берет ее руку, прижимает к своей груди-«Верь мне. Не им, а мне верь». Тося молчит. Сможет ли она вновь поверить своему Илюшке?

Эта любовь, котора случилась между скромной поварихой и бригадиром, стала островком цветущей,радостной весны, посреди заснеженных северных лесов. И эта весна как свежий ветер вдохнула жизнь в Надю, которая собиралась переезжать в комнату с удобным, основательным Ксан Ксанычем. Он и в магазин ходил, и все уже продумал как в комнате обустроить….А Надя сомневается. А как же любовь? А как же ЗАГС? Разве можно жить вместе и ничего не чувствовать друг к другу?

Весенний ветер принес перемены и в жизнь Анфисы. Она впервые испытала подлинные чувства к приезжему инженеру. И все бы хорошо, он ее любит, она его тоже…да только вот он детей хочет, а Анфиса в прошлом году аборт сделала, она теперь оболочка одна, не женщина. Впопыхах она кидает скомканную одежду в чемодан. И бежит на первый попавшийся поезд. Уехать. Куда угодно. Лишь бы подальше отсюда. И вновь вагон, холодный, утопающий в зловещем, ледяном свете луны. Инженер бежит за уносящимся поездом, бежит Надя, и Тося и Илья. Инженер любит Анфису, он считает ее настоящей и не хочет отпускать из своей жизни. Какие бы слухи про нее не ходили, он все равно любит ее и смело кричит об этом в мелькающие окна. В это мгновение поезд останавливается, в двери появляется тоненькая фигурка Анфисы, она хищно, с напускной злостью и яростью смотрит на инженера: «Да не люблю я тебя! Я пошутила!».

Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News