МоскваСб, 16 октября 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Аналитика Читать 3 мин.

Архитектор Алексей Комов: Москва выше, чем любые эксперименты над ней

Архитектор Алексей Комов: Москва выше, чем любые эксперименты над ней Показать полностью фото »
#Аналитика

uar.ru

Главный архитектор Калуги и создатель десятков проектов поделился своим мнением об архитектурном облике столицы, "собянинском стиле" и лучшем реставрационном проекте.

Алексей Комов, куратор фестиваля «Зодчество 21», рассказал корреспонденту SM.News о московской архитектуре и новых тенденциях ее развития. Впервые куратором фестиваля был выбран не только практикующий зодчий и общественный деятель, но и действующий главный архитектор регионального центра (Калуги). Алексей — коренной москвич, сын выдающегося советского скульптора Олега Комова, и развитие родного города — для него важный вопрос.

— Алексей, какие проекты вас привлекли в столице больше всего за последние несколько лет? Какие из них вы можете отметить?

— За последний год меня привлекли проекты реставраций и реконструкций. Это дом Наркомфина и Северный речной вокзал. Вот это пример того, как можно относиться к наследию. Достаточно ответственно относиться к его, собственно, содержанию и при этом так, чтобы оно служило и эксплуатировалось в современных условиях. Вот то, что касается реноваций — это большая тема, потому что то, что запустилось в Москве и работает, для регионов не всегда является полезным, не всегда является таким, что можно перенимать один к одному. Это большая проблема. Потому что Москва — это государство. Россия — она другая. И она другая настолько, что зачастую на федеральном уровне забывают это. Тюмень отличается от Калининграда, Сыктывкар отличается от Комсомольска-на-Амуре, Калуга отличается от Казани. Если этого не понимать, то можно очень много убить нашими законами, тем же самым ФЗ-44, который не развивает города, а убивает. Это не мои слова, а слова главного архитектора Нижегородской области Марины Владимировны Раковой. Это так и есть.

— Архитектура Москвы менялась вместе с правителями. Во время Лужкова даже придумали специальный термин — «лужковская архитектура». Появится ли такой термин при Сергее Собянине?

— Дело в том, что все, что касается благоустройства и нового домостроения, оно действительно ассоциируется с Сергеем Семеновичем. Всё началось с Ордынки и Маросейки, а потом уже все районы охватили этим благоустройством. Потом все это было реплицировано в виде федеральной программы «Комфортная среда» для всех городов. Да даже конкурс на малые города и исторические поселения в сфере благоустройства… все, что связано с благоустройством, пошло из Москвы.

— Москву часто называют эклектичной. Что вы, как коренной москвич, думаете о сочетании абсолютно разных стилей и эпох в одном городе?

— Это Россия. Мы очень многоликие. Мы многонациональны, многолики и что может это скреплять? Скреплять — это именно московская черта, стремление к регенерации. Москва выше любых изменений, которые только можно себе представить. Она была до нас, и она будет после нас. Поэтому убиваться по поводу того, что она исчезает…. Нет, она не исчезает, она просто переживает свое перевоплощение. Это скорее из области такой метафизики. Но что делать? Это нужно знать — и архитекторам, в том числе. Потому что если все время мерить квадратными метрами и количеством страниц и отчетов, Москву так не понять. Москву надо любить.

— Какое у вас любимое место в столице?

— У меня любимое место в Москве — это там, где я родился — Арбат, Пресня, вот этот вот район. Это мой район, и я его люблю. Он, правда, за последние 30 лет менялся неимоверное уже количество раз. Но в том-то все и дело. Москва все время как столица империи, как третий Рим подвержена трансформациям. На то это и великий город, который выше, чем любые эксперименты над ним.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.
Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News