МоскваВт, 28 июня 2022
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Сортировка
Поиск
Подписывайтесь на наш Telegram-канал!

«Мы не одиноки даже, когда очень одиноки. Потому что - все тут». Школа современной пьесы

«Мы не одиноки даже, когда очень одиноки. Потому что - все тут» Показать полностью фото »
Рецензия студентки первого курса театроведческого факультета ГИТИСа Алисы Бирюковой на спектакль «Все тут» режиссера Дмитрия Крымова

По несчастью или к счастью,

Истина проста:

Никогда не возвращайся

В прежние места.

Даже если пепелище

Выглядит вполне,

Не найти того, что ищем,

Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно

Я бы запретил,

Я прошу тебя, как брата,

Душу не мути.

А не то рвану по следу —

Кто меня вернёт? —

И на валенках уеду

В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю,

Там, где — боже мой! —

Будет мама молодая

И отец живой.

В ночь со вчера на сегодня в памяти вставали строчки Шпаликова.

И дедушка Лева, и бабушка Галя, и прабабушка Анна Васильевна. И родные места детства. Щемящее чувство оставшейся близости после расставания.

Всему виной — спектакль Дмитрия Крымова в Школе современной пьесы «Все тут».

Сцена, широкая-широкая, вдоль боковой стены театрального зала, напротив — всего четыре ряда зрителей лицом к лицу с героями спектакля.

Спектакль-воспоминание, спектакль «путешествие в обратно» Дмитрия Крымова — туда, где его дедушка и бабушка, где живы родители — легендарные Наталья Крымова и Анатолий Эфрос.

Коридором в былое становится спектакль в спектакле — «Наш городок» по пьесе Торнтона Уайлдера, который маленький Крымов когда-то смотрел с родителями.

И они тут — с нами в зале — вновь смотрят его.

Тут и преданный завлит Эфроса — Нонна Михайловна Скегина. Маленькая, чуть сгорбленная, с низким голосом и неизменным матерком в речи, она то и дело врывается в действие, пытаясь рассказать об Эфросе — о рождённых спектаклях, которые постигала злая участь закрытия, о травле, о боли Мастера.

Она смешно мечется по сцене, зритель улыбается, смеётся, пока ее пытается поймать и унять сам Крымов, она заходится, захлёбывается этим пережитым, этой любовью и болью, желанием непременно рас-ска-зать, и микрофон, дрожащий в ее руке, в крепком объятии Крымова становится вдруг в общей наступившей тишине трагическим сердцебиением…

Смех мгновенно оборачивается горячей слезой. Эти качели Крымов «качает» весь спектакль. Контраст смешного и трагического каждый раз продуман подробно, выверен в каждой точке — безошибочный ход. Зритель смеётся и плачет. «Система Крымова»? Хотя ведь и жизнь иногда самой сутью своей — и смех, и слезы.

Сделаем отступление и прислушаемся к иному диалогу. Разговор Крымова и Райхельгауза.

«Крымов: Я, знаешь, подумал, что русский психологический театр — это такой театр, когда не актеры переживают, а зритель переживает. А актеры могут делать что угодно по нашей договоренности. Потому что мне безразлично вообще, переживают они там, или нет.

…Если я придумал спектакль и прошу актера бежать, чтобы люди заплакали, пожалуйста, бегите, а не переживайте по этому поводу… конечно, можно и переживать тоже, но главное — бежать. Если я правильно придумал, они заплачут.

Райхельгауз: Ты замечательно сказал. Станиславский именно этот пример приводил как противоположный. Он был убежден, что не может актер показать некую ситуацию, в связи с которой зритель заплачет.

Крымов: Но это не правильно…

Райхельгауз: Но это Станиславский…»

…Зритель плачет и смеётся. Но, может, и актеры «и бегут, и переживают»?

Как бы то ни было — спектакль Крымова сыгран по режиссерской партитуре от точки до точки. С эффектами и порой продуманной, нарочитой условностью деталей: выскальзывающий в дверь на сцене черный кот, вспархивающие живые голуби, метание свежих яиц на сковородку к завтраку, «ведра» слез, которые герои в буквальном смысле проливают над постановками в воспоминании, заводно разъезжающиеся по сцене машинки на улице Горького в Москве детства Крымова. Прекрасная сценография Марии Трегубовой — как неотъемлемая и тоже «играющая» часть спектакля. Пред нами — то самое и Пушкинское, и Шпаликовское родное «пепелище»: декорации словно обгорели, костюмы актеров — героев «Нашего городка» неизбежно выпачканы сажей.

Предметы из прошлого, родные руины.

Нельзя туда вернуться. Да ведь и нет нужды. Потому что все тут. То, из чего мы выросли, те, кого мы любили, с нами и в нас навсегда.

«Наш городок» Крымов, уже только с мамой, потом смотрел вновь, в грузинской версии Туманишвили-Габриадзе. И этот спектакль тоже оживает ярким в деталях действом, пародией, сделанной с любовью, в памяти героя и на сцене. И даже не сыгранный никогда спектакль Школы драматического искусства «Остров Сахалин», где двухметровый, «двухэтажный» Чехов (сыгранный или показанный сразу двумя артистами) встречается с Сонькой Золотой Ручкой (ее, как и Скегину, прекрасно играет удивительная Мария Смольников), как память о прошлом, может, уже даже и не о родителях, а о самом Чехове, который тоже «в крови», превращается в сцену спектакля «Все тут».

И так же, как сверкающий золотистый пиджак Скегиной, сама она, вдруг прекрасным золотым дождем развеевается над могилой Эфроса и над залом, — все, кто нам дороги, всегда остаются с нами. Мы прорастаем из них. Мы не одиноки даже, когда очень одиноки. Потому что — все тут.

Новости в России и мире - Информационный портал Sm.News